Nostalghia — Song for Tarkovsky

Обложка диска Francois Couturier 2006 года

Francois Couturier - Nostalghia - Song for Tarkovsky

В апреле этого года Андрею Арсеньевичу Тарковскому испонилось бы 80 лет. Нет нужды рассказывать кому бы то либо об этом кинорежиссёре, но хотелось бы вспомнить пластинку-посвящение, выпущенную французским пианистом Франсуа Кутюрье в 2006 году – году, когда прошло 20 лет со времени смерти талантливейшего художника.

В обширных каталогах фирмы ECM я наткнулся на это диск случайно – всем известно, что в РФ получить эту продукцию можно только по заказу, да и то – ждать месяцами. Но расслушав, понял – благодарности французу за столь великую дань великому художнику в моём сердце границ не будет… Но всё же о чём речь?

Nostalghia – Song for Tarkovsky – это особая запись, сделанная Франсуа Кутюрье с новой группой.

За долгие годы это первый альбом, сделанный Кутюрье в качестве лидера коллектива. За исключением горстки записей дуэтом долгое время его энергия воплощалась в музыкальных концепциях других авторов. Благородный, задумчивый, лирический исполнитель, в последнее десятилетие он тесно работал, в частности, с тунисским мастером игры на уде Анваром Брахемом, присоединившись к его трио на альбоме Le pas du chat noir (2001) и продолжив работу на сиквеле Le voyage de sahar (2005). Кутюрье и аккордеонист Жан-Луи Матинье (также принимал участие в записи Nostalghia) играли важную роль в новых музыкальных направлениях Брахема.

В ходе сессий с Брахемом Кутюрье и продюсер Манфред Айхер обсуждали возможные проекты. Пианист, будучи музыкантом широких художественных интересов, решил представить запись, выходящуюю за рамки просто ‘джаз’, и отдать дань режиссёру, чьи работы вышли за рамки просто ‘кино’.

Nostalghia не первый альбом ECM, посвящённый памяти Андрея Тарковского. Был уже и альбом Арво Пярта Arbos (All Those Born With Wings Яна Гарбарека также содержит посвящение). Но это – первый альбом, адресованный внутреннему миру Тарковского и духовной ауре работ великого русского режиссёра.

В краткой аннотации Кутюрье объясняет, что Тарковский – его любимый режиссёр. «Андрей Рублёв был для меня открытием. С тех пор я смотрел все его фильмы снова и снова… Это были длинные поэмы, гипнотизирующие своей замедленностью и пронизанные духовностью (…)  Я не стремился сделать ‘жанровую’ музыку в каком бы то ни было виде.» И этот диск – не саундтрек, Кутюрье старательно избегает иллюстративности. «Вместо этого я пробовал представить в каждой части определённое чувство, связанное со вселенной этого режиссёра, с его фильмами, а также с некоторыми из его любимых актёров или композиторов. Или даже с тем, как он играет с оттенками цветов. Эта запись – наш способ отдать дань великому художнику.»

Song for Tarkovsky – это проект, который очень естественно подходит к звуковой палитре ECM. Лейбл имеет прочные связи с искусством, часто рассматривает музыку ‘кинематографически’ и создал в своё время условия для саундтреков Годара и Ангелопулоса. Более того, описание процесса съёмки фильмов Тарковского, как например, в книге «Запечатлённое время» вполне можно применить к философии продукции лейбла.

Несколько слов о названии альбома: для Андрея Тарковского (1932—1986), Nostalghia означало больше, чем “ностальгия” в сентиментальном английском смысле, и больше, чем ограниченное русское толкование “тоска по родному краю”. Применительно к его фильму Nostalghia (1983) термин использовался, как он сказал, для того чтобы показать “глобальную тоску по цельности существования”. (В интервью 1995 года режиссёр Тео Ангелопулос вспоминал: «Однажды в Риме я жил в одном доме с Андреем Тарковским. В то время он снимал Nostalghia. И мы говорили о концепции и чувстве ‘ностальгии’, и он пытался доказать мне, что это русское слово, но я, конечно же, объяснял ему греческие корни: nostos означает возвращение домой. Долго мы спорили об этом слове. Наконец, он сказал : ‘Простите меня, но ностальгия такая глубокая часть русской души и Духа, что я чувствую – мы те, кто открыл его!’ Так вот и с греками!»)

За исключением групповых импровизаций в ‘Solaris’ и ‘Solaris II’, а также импровизации дуэтом в ‘Ivan’, вся музыка этого альбома сочинена Кутюрье, но чувство открытости присутствует во всём. ‘Le Sacrifice’ и ‘L'eternel retour’ черпают вдохновение в ‘St Matthew Passion’ Баха и ‘Stabat Mater’ Перголези (Тарковский восхищался обоими композиторами и использовал арию ‘Erbarme dich’ из ‘St Matthew Passion’ в начале своего фильма Жертвоприношение), тогда как заглавный трек Nostalghia и ‘Andrei’ цитируют тему из третьей части Сонаты для Виолончели и Фортепиано Альфреда Шнитке 1978 года. Отдельные треки посвящены: композитору Эдуарду Артемьеву, который тесно работал с Тарковским над саундтреками к Солярису и Сталкеру, оператору Свену Найквисту (который снимал Жертвоприношение и которого сравнивают с Ингмаром Бергманом); сценаристу Тонино Гуэрра (который работал над Nostalghia и большинством фильмов Ангелопулоса); актёрам Эрланду Юзефсону (который снялся в Ностальгии и Жертвоприношении, а также в дюжине других замечательных фильмов – от Scenes from a Marriage Бергмана до Ulysses’ Gaze Ангелопулоса и даже в Holozan самого Айхера) и Анатолию Солоницыну (был открыт Тарковским и играл главную роль в Андрее Рублёве).

Группа, представленная здесь, состоит из трёх французских музыкантов – Кутюрье, Ларш, Матинье – которые часто играли вместе в общих проектах, плюс немецкая виолончелистка Аня Лехнер. Участник Rosamunde Quartet, записи которого на ECM включают в себя обработки произведений Мансуряна, Сильвестрова, Шостаковича, Веберна, Гайдна и других, Лехнер также занимается импровизациями в разных стилях, работая с разными музыкантами – от Дино Салузи до Миши Альперина. В 2004 году вместе с Василисом Цабропулосом она участвовала в записи музыки Гурджиева (Песнопения, Гимны и Танцы) – проекте, имеющем философско-историческую увязку с представленным диском – Андрей Рублёв Тарковского был вдохновлён Гурджиевым.

Франсуа Кутюрье родился в 1950 году во Флёри-лез-Обрэ, предместье Орлеана, и начал играть на фортепиано с шести лет. В ранних 70-х после изучения классической музыки и музыковедения он серьёзно занялся импровизированием, подражая вначале модернистам Полу Блэю, Чику Кориа и Йоахиму Кюну. К концу 70-х годов он регулярно работал с барабанщиком Жаком Толло, одним из ключевых действующих лиц во Французском ‘free’ движении. В группе Толло он подружился с басистом Жаном-Полем Селеа. Кутюрье и Селеа играли в дуэте, затем разработали свою концепцию, чтобы подключить и других музыкантов. Среди них: Даниил Юмэр, Франсуа Жанно, Доминик Пифарель Даниэдь Юмэр, Доминик Пифарели. В 1980 году Кутюрье получил престижный французский приз Джанго Рейнхардта, который усилил его международное признание. Вскоре после этого он присоединился к группе Джона Маклафлина, гастролируя и записиваясь с английским гитаристом.

Снова имея в составе своей группы Passagio Жана-Поля Селеа, Кутюрье записал два диска для лейбла Bleu.

Надо отметить, что на ECM Кутюрье впервые появился на пластинке Брахема Khomsa в 1994 году. На ней впервые обозначился и Жан-Марк Ларш. Контакт же Брахема и пианиста впервые состоялся в 1985 году на фестивале в Карфагене. Сотрудничество возобновилось в 2001 году, музыкант много гастролировал с трио Брахема, куда входил и аккордеонист Матинье.

Напоследок отмечу – международный дебют квартета Song for Tarkovsky состоялся на фестивале в Бергамо в апреле 2006 года.

Прокручивая в голове все саундтреки к фильмам мэтра всё-таки представляю, что любой из треков пластинки Nostalghia пришёлся бы как никогда кстати в любой из эпизодов, в этом и состоит предопределённая ценность альбома Кутюрье. Надо ли говорить, что следующий диск – Tarkovsky Quartet 2011 заслуживает ещё более пристального внимания слушателя? Поэтому для начала рекомендую прослушать Ностальгию здесь (треки находятся ниже), а затем отправиться в ближайший СD-магазин…

Комментарии (Один комментарий) на "Nostalghia — Song for Tarkovsky"

  1. vov11 пишет:

    Почему-то от слова «тарковский» блююаатть мне хоцца — хоть убей не могу смотреть умность такую. (ИМХО)

Отправить комментарий

Другие статьи рубрики "Зарубежная музыка"